Вы здесь

Наши дети должны знать и помнить свою историю, которой можно и нужно гордиться...История одной семьи.

30.06.2020

В ГУ "Белорусский культурный центр духовного Возрождения" обратилась Шеремет Галина Антоновна, которая рассказала о трагической истории своей семьи.

Мне 85 лет. Мое поколение, последнее пережившее войну, уходит…. Я благодарю Господа и добрых людей за возможность быть услышанной. Ночью 30 июня 1944 г. в г. Червене немцы расстреляли 30 человек, находившихся в тюрьме – все местные жители. Днем, 1-го июля, Червень был освобожден, несчастные не дождались всего 12 часов (Минск освободили 3 июля). Среди расстрелянных была моя мама – Печко Мария Алекссевна. В апреле ей исполнилось 33 года. Яму раскопали только 5 июля. У мамы на руках не было пальцев (следы пыток), а голова вместе с лицом замотана вязаным платком, который не смогли развязать; так и похоронили, как всех, завернув в простыню: гробов не было. Остались: я - 9 лет, брат Алеша – 4 года и бабушка – Печко Ольга Михайловна. Отец чудом остался жив: минский военкомат эвакуировался в первые часы войны; отец вывел нас из горящего Минска в свои родные Смолевичи, оставил там, а сам пошел через линию фронта к своим; дошел, воевал, остался живым. В августе 1947 года отец увез нас в Подмосковье, в г. Загорск (сейчас Сергиев Посад), а через месяц, 17-го сентября ушла наша бабушка, а еще через месяц её сын Михаил продал дом (он пережил Ленинградскую блокаду и точно чудом остался жив). В 1953 г. я закончила Московский электромеханический техникум и получила направление в г. Казань. Перед отъездом я побывала на кладбище, зашла на нашу улицу, но застала только бабушку моей подруги Лены  Ядвигу Клевко( ул. Революционная, 20). В следующий мой приезд я увидела на кладбище ухоженную могилу мамы. Кому и зачем это понадобилось? Если новое захоронение – кругом много места, а в городе, я знала, не осталось никого, кто нас помнит, узнать и спросить мне не у кого. В отчаянии я громко плакала; помню, ко мне подошла немолодая женщина и, выслушав меня, сказала: «Ты щаслίвая, дачушка, боведаешмагίлумацί, а колькίтых, хто не ведае….». Увы, это правда. На нашей улице – дома закрыты, бабушка Ядвига умерла, подруги разъехались; я пробегала, глотая слезы, чужая, никому не нужная. Я приезжала на кладбище, но на  нашу улицу уже не заходила. Летом 2017 г. мы после кладбища решили подъехать к дому (ул. Пролетарская д. № 30/21), он цел, но живут там чужие люди; я решила зайти в дом Клевко и встретила Лену – Елену Львовну Клевко-Горцунову, подругу детства, через 70 (!) лет. Она, как большинство белорусов, вернулась из Сибири в дом деда. Более того, оказалось, что моя любимая Катя живет на соседней улице.Лена передала нам завещание нашей мамы, оставленное ею Александре Илларионовне Клевко - маме Лены. Наши мамы были подругами. И еще она вспомнила, что к ним приходил человек, который разыскивал нас. Он рассказал, что шел рядом с мамой на расстрел и шепнул ей: «Давай убежим, я все здесь знаю». Она ответила: «Я не смогу, а ты - беги» и стала наматывать платок на голову, отвлекая внимание конвоя на себя. Он убежал и остался жив. Я надеюсь, что этот человек прожил достойную жизнь: он сумел быть благодарным. Пазлы сошлись. История с платком прояснилась. В июле 2018 г. ушла из жизни моя Катя – Екатерина Александровна Ольшевская-Микодиевская (Лена ушла в течение 2018 г. в ноябре). Я не смогла поехать на похороны, пришла в Крипту и там ко мне подошла девушка Катя Матусевич. Именно благодаря доброте и молодой энергии Кати, Андрея Владимировича Гулякевича, Александра Викторовича Гостева я пишу эти строки… Крипта – место, куда приходят молиться, думать, плакать каждый о своём; где горе, боль, страдания переплавляются удивительным образом в благодарность, просветление; зло переплавляется в Добро и это дает силы жить дальше. Я не пыталась узнать имя того человека и имена погибших вместе с мамой: это было бы немного несправедливо по отношению к тысячам других, о которых некому рассказать….Господь помнит всех поименно, а Церковь молится за всех. Ни одна смерть не была напрасной, они ведь тоже солдаты как и те, кто родились далеко, а лежат в нашей святой земле: мы им благодарны и молимся. Огромное спасибо добрым и умным людям, создавшим Храм и дающим ему жизнь! Вы делаете великое дело, сохраняя Память народа; ведь Крипта – это овеществленная Память, а Музей – главные события истории. Наши дети не должны слушать чужого дядю и быть манкуртами; они должны знать и помнить свою историю, которой можно и нужно гордиться. Тогда они смогут сохранить нашу Беларусь – островок добра – среди всеобщей агрессии и хаоса.

Май 2020 г. Спасибо. Да хранит вас всех Господь!

г. Минск

Галина Антоновна