Вы здесь

Уроки истории: 11 апреля Всемирный день освобождения узников концентрационных лагерей

11.04.2016

 

11 апреля 1945 года узники нацистского концентрационного лагеря Бухенвальд (Веймар, Германия) подняли интернациональное восстание, и вышли на свободу. По инициативе ООН ежегодно 11 апреля отмечается Всемирный день освобождения узников фашистских концлагерей.

На территории Беларуси нацистами было создано 267 концентрационных лагерей и лагерей смерти. Одним из них был лагерь смерти Тростенец. Это «машина смерти» поглотила более 200 тысяч жизней и лишь единицам удалось остаться в живых.

Трагедии Тростенца и памяти его жертв была посвящена воскресная проповедь протоиерея о. Федора (Настоятеля Прихода в честь Всех Святых):

«Часто и уже привычно для слуха говорят, что смерть примиряет живущих. И это действительно так, вот и 18 марта мы такие разные – от социального статуса до личных убеждений и мировоззрения, - мы участвовали в событии, которое можно назвать Вселенским, не по масштабу, а по сути. В пятницу, многие из нас встретились с прошлым и сделали правильный шаг в будущее. Мы встретились со смертью, чтобы продолжить жить. И сердце, вспоминая трагедию Тростенца, невольно вспоминает страшную картину мира без Бога. Тогда злоба дошла до крайнего своего состояния, она воплотилась в миллионы неповинных смертей. Время, говорят, лечит, но оно как мох, часто застилает собой все и сравнивает с землей, уводит в забвение. Но, не нас! Событие 18 марта, которое собрало многих в Тростенце, затем в Крипте этого Храма-Памятника, это событие уверенно можно назвать примирением. И в значении слова "мир", как прощение, утешение и в значении "мир", как согласие. 

Уроки истории мы изучаем, но как нам, сидящим на мягких диванах и пьющим кофе с шоколадными конфетами по утрам, одевающимся в теплые пальто и шубы, понять тех, кто истощенный голодом и измождённый трудом, ждал смерти – даже не каждый день и не каждый час, а каждую минуту! Как нам понять тех, кто вместе со своими детьми шел на расстрел? Что творилось в их душе, что они говорили им, своим детям? 

Человек убивал человека. Один возомнил себя достойным жизни, а другого обозвал "недочеловеком". Он убивал, не дрогнув душой, и шел слушать музыку или играть с котенком. Наш дух и ум молчит. У нас даже недостаточно воображения, чтобы представить происходившее 71 год тому назад в урочище под названием Тростенец. И это тоже часть урока истории, который мы должны были бы усвоить. Это урок свободы человеческого выбора, о котором так много говорит мир сегодня. 
Недостаточно воображения! Но у нас есть молитва и благодарность. У нас есть память. Это нить, которая связывает людей, живших тогда и живущих ныне в единый народ. Беспамятство нам не нужно. Только с молитвой живет память. Пока она звучит за умерших, память живая. Молитва связывает их и нас. Их души слышат нас, видят нас, знают наши стремления. И если они имеют весомое слово перед Богом, они могут стать нашими заступниками. Ведь молитва - это двусторонняя связь. Мы просим Господа упокоить страдальцев и быть с ними, а они просят Бога за нас, умоляя о мире и спокойствии нашем.

 

   

Жертв нацистов можно назвать мучениками, но свидетельствующими не просто о Христе, я бы дерзнул даже сказать, не о Христе, а об ужасе мира без Христа, о том, до какой степени может изуродовать свое Богоподобие человек. И это свидетельство есть своего рода проповедь и заповедь нам потомкам. Мы молимся о погибших, потому что они наш род, и мы вместе составляем единый народ. Мы молимся, чтобы сказать, что мы разумные сыновья и дочери, и понимаем этот страшный урок.

Историческая память объединяет людей не только на глобальном уровне в нацию, но и на повседневном. И еще, нам нужны знаки, нам нужны особые метки памяти, по которым, двигаясь в глубины истории, мы и наши дети будем восходить к жизни, не страшась расчеловечиться. 

18 марта мы поставили такую метку для потомков: капсулу с землей, впитавшей ад Тростенецкой машины смерти и пепел с останками жертв, а также три дерева, как символы жажды жизни и стойкости духа. Корни деревьев уходят в землю, питаясь от нее, а ветвями тянутся к небу и солнцу, которые своими жизненными энергиями дают им жизнь. А потому всем нам, в эти дни Великого поста надо понять, что зло побеждается не просто через противостояние злу и не просто через делание добра и добрых дел через  верность Богу, через состояние устремленности к Нему и пребывание в единстве с Ним. Мы современники, и они, более 70-лет назад попавшие в дьявольскую машину смерти, мы сегодня стали одним целым, связанными историей и молитвой. Они нашли упокоение другими словами спокойствие, они нашли его здесь, в Крипте Храма-Памятника, как обретают дом, после скитаний, как обретают тишину после душевных терзаний. Лишенные права называться людьми, они здесь возвращают свое достоинство. Под сводами, где находится Храм, где обитает Бог, который есть Любовь, бесконечное милосердие, под этими сводами, думается, лучшее место для них.

Пепел и земля Тростенца – это прах мучеников разных вер. Сердце чувствует это, когда подходишь к капсуле с землей, или праху, оно бьется чаще, и даже немеют ноги. Само понятие мученичества есть у всех исповеданий. Земля Благовщины и печи Шашковки, пожирая свои жертвы, не разбирали национальностей и религий. Каждая душа, попадавшего в лагерь человека, надеялась на помощь Бога, к которому была научена обращаться. И поэтому в Крипте звучала заупокойная молитва на понятном для всякого для них языке. Это обращение к Богу было о каждом, кто выстрадал и заслужил эту молитву. Чтобы никто не был забыт. Ведь перед очами вечности мы были едины в эти дни, в соучастии и сострадании, и выразили их так, как чувствовали. Для меня особо трепетно, что Храм-Памятник будет хранить землю и пепел, где возможно находится малая частичка моих предков, за три дня до освобождения сожженных в лагере. И теперь, может быть, они совсем рядом со мной. Конечно, мы никогда не узнаем, чей прах захоронен в Крипте. Но мы знаем одно: у Бога случайностей не бывает, и Он дарует милость быть погребенным под сводами Храма немногим достойным. Прах неизвестных людей, чьи частицы растворились с землей и остались в пепле, Господь ныне определил в Храм освященный в честь Всех Святых, и кто знает, может в честь кого-то из них. 

Уходя корнями в историю и питаясь лучами Божественной любви, мы будем жить в мире, держаться вместе, чтобы быть сильными. Мы будем помнить тех, кто стал жертвой сатанинской злобы. Они покинули землю, чтобы остаться навсегда болью в сердце белорусского народа».